Иллюзии энергонезависимости

Top-bit

 

 

Обещанная властью энергонезависимость страны пока что не наступила. С горем пополам избавившись от газового диктата Москвы, Украина немедленно попала в зависимость от Запада. Мы стали больше закупать на внешних рынках нефтепродуктов, газа и даже угля, который раньше был в избытке.

Именно энергетической независимостью власть оправдывала многократное повышение цен на энергоносители и коммунальные услуги. В итоге, имеем космические тарифы в сравнении с доходами граждан, огромные взаимные долги бюджета и населения, коммунальных и энергетических предприятий, информируют Экономические Новости.

Премьер Владимир Гройсман также объяснял многократное повышение тарифов на ЖКХ тем, что это является платой за энергонезависимость. Дескать, это позволит избавиться от энергетического диктата России. По словам Гройсмана, к 2020 г. Украина вообще откажется от импорта газа.

«Мы все еще импортируем газ. К 2020 г. планируем отказаться от импорта. После этого у нас снизится цена на газ. Навсегда», — заявил Гройсман в эфире одного их телеканалов, высказав убеждение, что Украина сможет полностью обеспечить себя газом, превратившись в самодостаточное энергоэффективное государство. Но пока что с энергонезависимостью складывалось так себе.

В последнее время Украина не только не сокращает импорт газа, но и наращивает его. По данным предприятия «Укртрансгаз», Украина в 2017 г. увеличила импорт природного газа на 26,8%, то есть на 2,97 млрд кубометров, по сравнению с 2016 г. — до 14,5 млрд кубометров. Со стороны Словакии поступило 9,9 млрд куб. м газа, Венгрии — 2,8 млрд куб. м, Польши — 1,3 млрд млн куб. м.

В московской и промосковской прессе утверждается, что получаемый из Европы по реверсу газ является российским, но это явное преувеличение. Удельная доля российского газа в европейской газотранспортной системе составляет примерно треть. Все остальное топливо поставляется из Норвегии, Алжира, Катара и других источников.

Утверждается также, что при закупке газа напрямую у российского агрессора цена была бы дешевле, чем закупка в Европе по реверсу, на 20-25%. Теоретически так и должно быть хотя бы из-за сокращения транспортных расходов. Но следует вспомнить, что Москва всегда использовала поставки энергоносителей в качестве инструмента политического давления. Достаточно вспомнить хотя бы абсурдные требования «бери или плати» на общую сумму около $75 млрд., которые «Газпром» выставил «Нафтогазу Украины» в Стокгольмском арбитраже.

По словам президента Петра Порошенко, если в 2013 г. 92% импортного газа Украина получала из России, то в 2014 г. этот показатель снизился до 74%. В 2015 г. этот показатель составил 37%, а в 2016 г. стал нулевым, то есть Украина перестала покупать газ у России. «Уже сегодня мы, как все 22 года истории Украины, не ходили с протянутой рукой и не просили, не даст ли нам страна-агрессор немного газа, а уже к нам стучатся в двери и предлагают, не купили бы мы немного российского газа по конкурентной цене», — говорил Порошенко в 2016 г.

Правда, уже в декабре 2017 г. президент заявил, что страна готова покупать российский газ, но «честный и дешевый». «Они стучат: «Может, возьмете наш газ?» — «Да нет, у нас все хорошо». Если он будет дешевый, если он будет честный, не коррупционный — пожалуйста. А для чего? Чтобы снизить тариф для наших людей», — заявил Порошенко.

Однако потребности ЖКХ почти полностью покрываются за счет газа отечественной добычи, который значительно дешевле импортного любого происхождения. При этом газ внутренней добычи продается населению и ЖКХ по ценам импорта. Иными словами, не по $80 за тысячу кубометров, а по $250. Это уже привело к огромным государственным расходам на субсидии (более 60 млрд грн) и к долгам перед предприятиями ЖКХ (25 млрд грн).

Хотя газа собственной добычи в целом должно хватать хватить для потребностей населения ЖКХ, которые суммарно потребляют около 17 млрд кубометров газа в год. Украина добывает в среднем около 20 млрд кубометров в год, и эта цифра плюс минус сохраняется из года в год.

Основную долю добычи газа обеспечивает государственное предприятие «Укргазовидобування», объемы добычи которого в 2017 г. составили 15,2 млрд куб. м (+4,4% к 2016 г.). Полугосударственная «Укрнафта» добыла 1,1 млрд куб. м, показав снижение добычи на 15,1%. Частные компании добыли 4,5 млрд куб. м газа, что 9,6% больше результата 2016 г.

Комментируя факт роста импорта газа в 2017 г., энергетический эксперт Валентин Землянский утверждает, что в этом нет ничего плохого: «Основной причиной роста импорта природного газа является рост потребления со стороны промышленности, закупки «Укртрансгазом» газа для собственных потребностей, а также закачка топлива в подземные хранилища.

Более того, Землянский полагает, что в росте потребления нет ничего опасного в том случае, если это сопровождается одновременно ростом производства и активным внедрением энергосберегающих технологий, позволяющих существенно сократить расход энергоресурсов на единицу продукции или, если угодно, на каждую гривну ВВП.

К озвученным правительством намерениям отказаться от импортного газа к 2020 г. Землянский относится скептически. «Подобные планы, во-первых, невыполнимы, а во-вторых, они бесполезны, потому как задача страны стоит не в отказе от импорта, а в эффективном использовании газа. К примеру, такие страны Тихоокеанского бассейна, как Япония и Южная Корея полностью зависят от импорта газа, что не мешает им успешно развивать свою экономику за счет эффективного использования топливных ресурсов путем снижения удельного веса энергоносителей при производстве товаров», — отмечает он.

Кроме того, полный отказ от импорта газа и переход исключительно на топливо собственной добычи через 2 года невозможны в принципе из-за недостаточности ресурсов и их мощностей по их добыче. «Согласно данным Минэнерго, выросла добыча у компании «Укргазвидобування», упали объемы в «Укрнафте», на докризисный уровень в любом случае мы так не вышли.

Во-первых, на добычу влияет потеря активов «Черноморнефтегаза», который до начала 2014 году увеличил добычу газа в акватории Черноморского бассейна и Крым превратился из импортера в поставщика газа на материк. Во-вторых, динамика роста добычи газа пока крайне низкая. К примеру, директор по развитию бизнеса НАК «Нафтогаз Украины» Юрий Витренко в 2016 г. заявлял, что «Укргазвидобування» нарастит добычу на 10-15%, однако она не дотянулась и до 5%», — полагает Землянский.

Эксперт указывает, что Украина просто физически не имеет и в обозримом будущем не будет иметь ресурсов, достаточных для отказа от импорта газа.

«У нас в 2016 г. промышленность потребляла 9,6 млрд кубометров импортного газа, в 2017 г. объем ожидается на уровне 11 млрд кубометров. 4 млрд кубометров импортного газа потребило население. В среднем, у нас расходуется 15 млрд кубометров импортного газа без учета закачки газа в подземные хранилища. Чтобы заменить импортный газ на украинский, необходимо как минимум, удвоить объем добычи, что невозможно с тенденциями роста на уровне 4% в год. У нас произошло падение промышленности, однако, когда производство будет вновь расти, потребуется больше угля, газа и электричества. Поэтому отказаться от импорта газа мы в ближайшее время вряд ли сможем», — поясняет эксперт.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.