Основатель Veterano Group: «Приходили с мешком денег не ветераны, а коммерсы. Но мы так не работаем»

Top-bit

Фото: Макс Требухов

Андрей Яницкий: Ветераны-бизнесмены как-то общаются друг с другом?

Леонид Остальцев: Для меня любой ветеран, который открывает бизнес – это уже априори красавчик. Это круто. Я в любом случае окажу ему ту поддержку, которая нужна, в рамках разумного и в силу своих возможностей. Если нужно – сделаем репост или запостим пост о нём, вне зависимости под каким это будет брендом.

У нас есть Ассоциация предпринимателей – ветеранов АТО, но это просто общественная организация. Собрались я, Александр Матяш (Regata Club), Дима Крикун (Киборг Массаж), Валера Хартман и Вова Шевченко (Veterano Coffee), и Максим Музыка (Центр боевых искусств «Ай Ки Ками»). И мы сняли серию рекламных роликов и сказали о том, что мы всегда готовы проконсультировать ребят. Вне зависимости, под каким брендом они хотят открываться – мы готовы делиться своим опытом.

Есть сайт Veterano-Service, Лариса Микитен, волонтёр его создала, и они там собирают информацию про весь ветеранский бизнес в Украине. Туда можно зайти и посмотреть, сколько вообще на данный момент зарегистрировано ветеранских бизнесов в нашей стране, открытых именно ветеранами.

Если говорить о вашей группе компаний… Это пицца, это кофе, это такси. Что-то ещё?

Это пицца, это ресторан, это кофе, это такси, это Brownie, это Guard — охрана, это Energy — солнечная энергия, батареи. Я уже не знаю всего, что есть. Думаю, больше ста человек. Из которых, я думаю, половина или даже больше – это ветераны. Все из разных подразделений. Кто где воевал – то уже третье дело, но самое главное, что ты и я были на войне, мы уже похожи.

Любой может прийти к вам и сказать: «Я хочу под вашим брендом работать»?

Владельцы бизнеса в Veterano Group – только ветераны. Работать у них могут как ветераны, так и не ветераны. По поводу консультаций ко мне могут и приходят все, кто хотят. Это и ветераны, и гражданские. Если есть чёткий вопрос – от меня всегда можно получить чёткий ответ.

Фото: Макс Требухов

Самый успешный проект?

Все проекты зарабатывают. Самые молодые проекты — это такси (Cab), охрана (Guard) и солнечные панели (Energy).

Это как раз интересно. Логично было бы предположить, что охрана будет первой — вы же люди военные.

Наша армия 2014-2016-го годов — это наполовину гражданские, которые на время начали выполнять боевые задачи в зоне боевых действий, не имея при этом ни боевого опыта, ни военного. Поэтому как раз охрана — не самый популярный вариант. Более того, я от охраны очень долго отказывался, пока мы не поговорили с Андреем Пышным – это глава Ощадбанка. Он предложил сотрудничать по охране, потому что у нас есть репутация, качество и сервис. Мы сейчас берем очень и очень маленькие заказы именно от Ощадбанка. Минимальные, по два-три человека. Компания очень молодая, мы пробуем себя в этом бизнесе.

Классно, что государственный банк обратил внимание на ветеранский бизнес. А вообще государство или местное самоуправление каким-то образом помогает?

Нет. Я стараюсь максимально не сотрудничать с государственными органами. Ощадбанк – это исключение, они меня очень сильно привлекли своей новой программой «Будуй своє». Мы обсудили возможность финансирования. Проект Veterano Resto открыт на кредитнные средства – это совместная программа Western NIS Enterprise Fund и Ощадбанка по поддержке социального бизнеса.

Не страшно брать кредиты?

Переживания, конечно, есть, так как я обычный тип с Троещины, у меня вообще денег своих не было. На старте моего проекта было 150 долларов, из которых 100 мне выслал американский кент Андрей Галицкий, который помогал делать бизнес-план. Просто чувак из фейсбука решил помогать, сам украинец. И два с половиной года я деньги занимаю, зарабатывая – реинвестирую обратно.

Фото: Макс Требухов

То есть миллионером вы пока не стали.

Я миллионер в формате «сколько должен». А должен я 1,5 миллиона гривен на сегодня. Мы отдаём долги в срок, с этим проблем нет. Я кредитовался в общей сложности около 15 раз. Всегда отдаю деньги вовремя. Всегда и всем.

Опыт службы как-то помогает в бизнесе или гражданскому проще?

Наоборот, человеку с боевым опытом намного проще открыть свой бизнес. Потому что бизнес — это что? Бизнес – это планирование, это стратегия, риски, взвешенные и правильные. А все эти вещи используются во время боевых действий. 

Дисциплина?

Дисциплина обязательно. Но даже дисциплина может прихрамывать, если остальные факторы выполняются.

У вас в бизнесе военные порядки?

Не военные, потому что это не армия. У нас есть немного ветеранский оттенок в плане взаимодействия с командой и работы внутри коллектива, но обязательная свобода слова, обязательная возможность и обязанность высказывать свои пожелания, протесты. И говорить, что бы ты хотел поменять в лучшую сторону, чтобы улучшить условия работы, улучшить саму компанию. У нас ребята вводят новые пиццы, сами придумывают их — обязательно за это премия идёт. 

Фото: Макс Требухов

Пицца «Одуванчик» — откуда такое название?

Одуванчик — это был мой позывной. Я эту пиццу придумал, потому такое название. 

В составе нет одуванчика?

Нет, это самая мясная пицца, в ней четыре вида мяса, лук и шампиньоны.

Пицца, кофе, такси — это очень конкурентные рынки. Вам же приходится конкурировать с Uber и Уклоном.

Пиццерию я открыл, потому что до войны делал пиццу. Я умею делать классную пиццу, я обучал других, как её делать. Вопросов к моему продукту и его качеству у меня не было никогда. Я знал по-любому, что когда откроюсь – это будет супер-классная пицца. Будут бока – буду исправляться. Буду расти над собой.

Читайте: Игорь Мазепа: «Продайте Приватбанк по частям. Иначе скоро продавать будет нечего»

То же самое касается любых других бизнесов. Самое главное — это начать и мотивация. Если у тебя есть мотивация на работу над собой, над своим проектом, над своим качеством, то ты обречен на успех. Прекрасный пример – это каждый, кто работает под нашим брендом, особенно ребята-кофейники. Все, кто у нас работают на кофе – все без опыта работы, все владельцы бизнеса. Один из них — это Вова Шевченко, который работал у меня пицейолой.

Он пришёл, говорит: «Хочу учиться». Начал работать пицейолой, говорит: «Я хочу попробовать открыть кофейню». Одолжил 20 тысяч гривен, открыл свою первую кофейню. Сейчас у него уже четыре фирменных кофейни, причем под новым фирменным стилем. Он разрабатывает огромную полноценную франшизу, постоянно посещает курсы саморазвития, учится правильно варить кофе, постоянно совершенствуется. И у него рост и в продажах, и в количестве кофеен, и в качестве, и во внешнем виде.

Фото: Макс Требухов

Veterano есть же не только в Киеве. В каких ещё городах?

В Мариуполе есть одна кофейня и пиццерия, в Днепре – пиццерия, в Черкассах – пиццерия, в Трускавце – пиццерия. 

Пиццерия в Мариуполе позволяет возить пиццу прямо бойцам на позиции?

Позволяет покрывать весь сектор «М».

Когда я был на полигоне в ШирЛане (Широком Лане, — ред.), посмотрел с кентами сериальчик Generation Kill («Поколение убийц») про первую иракскую кампанию США. Во-первых, в фильме очень много похожих на наши реалии моментов. Все думают, что американцы них*я себе вояки, а у них тот же самый геморрой. Чувак заказывает титановую турель и старшине говорит, чтобы тот пару баксов подкинул. А тот говорит: «Иди нах*й отсюда, Вася. Тебе надо – ты и покупай». И там им на базу арабы привезли пиццу. «Бл*, пацаны, нам пиццу привезли, вау!». По цене 25 баксов за кусок. «Чё? Это чё за пицца?». Араб стоит и говорит: «Пустыня. Не хочешь – уходи, уходи». И все покупали, и я тогда подумал, что было бы прикольно: висишь на фронте – фух, тебе пиццу привезли с холодной колой.

По 25 баксов за кусочек?

Нет, в том-то и дело, что я хотел это сделать бесплатно. И тогда мы реально повезли пиццу на самый «ноль», мимо сепаров, развозили пацанам. Было очень круто, и — самое главное — пацаны в ах*е, потому что их никто не предупредил. Они сидят: «Зараз приїдуть до вас з презентами», и приезжает комбат с пиццей и кока-колой. Типы в шоке – сервис!

Очень часто до и после этого мне звонили волонтёры и просили, чтобы я приготовил 10-20 пицц, они их заберут на фронт из Киева. И я всем должен был отказывать, потому что, во-первых, пицца — это уже приготовленный продукт, неизвестно, в каких условиях она доедет, ею можно будет отравиться. Слишком большие риски, я не мог так рисковать. На меня люди обижались, некоторые даже посты писали. А я вплоть до того дошёл, что не продавал, если знал, что пицца поедет на фронт. Говорил: «Ребята, я вам её не продам. Покушайте здесь. И все ребята, которые будут в Киеве – я их накормлю, бесплатно или со скидкой, без проблем». Но люди этого не понимали. Сейчас, когда уже есть у нас такой маленький опорничек как Мариуполь и Богдан Чабан с Кельтом, они могут ребятам горячую пиццу привозить самостоятельно.

Вы говорите, что боец может рассчитывать у вас на скидку или даже на бесплатную еду?

50% скидка на пиццы для ветеранов, 20% – на ресторан, мясо, рыбу, потому что наценка там очень маленькая. А если у пацана нет денег, он всегда может покушать бесплатно. Просто сказать: я хочу похавать. Мы накормим. В госпиталь мы тоже возим пиццы постоянно, гости «подвешивают» пиццы — мы их передаем на военный госпиталь. Раз в неделю приезжают волонтёры, забирают и разносят потом по палатам. Уже на протяжении двух с половиной лет это постоянная традиция.

Как родилась идея запустить свое такси Veterano Cab?

Началось с того, что пацаны не могли выехать вечером из пиццерии и просто в прикол говорили: «Нужно своё такси сделать». Я это всё воспринимал в шутку, не более, но в какой-то момент ко мне пришёл Олег Браславский и говорит: «Дядька, есть такая возможность, давай попробуем». Я ему говорю: «Слушай, я в этом никакой». А он мне говорит: «Я в этом – какой, давай попробуем, под правильным брендом, ты работаешь в сфере услуг, ты умеешь общаться с людьми, можешь наполнить наш проект как раз тем смыслом, что таксист – это не просто мужик за рулем, а человек, который оказывает услугу».

Читайте: Бизнес в декрете. Три истории

Это очень важно. Человек, который подключается к нашей программе и подписывает с нами публичный договор – он перестаёт быть водителем. Он становиться человеком, который предоставляет услугу. Не просто перевозит пассажира из точки А в точку Б, а создаёт комфортные условия, чтобы человек получил от поездки удовольствие. Это то, чем не занимается никто. Все же работают: берём кого попало, подключаем «і нехай там возить собі». У нас этого нет.

Есть проблема, что водители тоже не хотят учиться. Это лишнее время тратить, приезжать. Но мы хотим донести, что если они пройдут эту бесплатную консультацию, это обучение, то это им же выгоднее — это их же чай. Это их потенциальный постоянный пассажир. Это их репутация.

Уже такси работает?

Работает. В первый же день 150 пассажиров воспользовались услугой. На сегодня эта цифра чуть больше 1,5 тысяч перевозок. Но это все ещё очень мало. У нас нет денег на рекламу, мы не можем вливать в зарплаты водителей, как это делал Uber на старте. И они, кстати, таким образом «подубили» этот рынок, снизили планку качества, это неправильно по отношению к конкурентам — так вести бизнес. Это не айс.

У нас и так рынок такси на 95% в тени, плюс давайте будем раздавать всем деньги и пускай водители возят как попало? Мы хотим от этого уйти. Мы хотим водителей мотивировать, во-первых, тем, что наш процент намного меньше, чем у Uber-а, почти в два раза. Во-вторых, мы украинская компания, деньги остаются в Украине, они не уходят ни в Нидерланды, ни еще куда, когда оплата идёт по безналу.

А почему мне как клиенту нужно ваше такси выбрать?

Потому что есть Лёня Остальцев, который работает на Софийской, 8, и если тебе что-то не нравится – ему всегда можно и нужно позвонить. Сейчас мы как раз собираем обратную связь. От пассажиров, от водителей, устраняем неполадки в программе, добавляем новые функции. Я когда вожу пассажиров, то делаю это всегда бесплатно. Я интересуюсь у людей, что бы они хотели видеть от водителя как пассажиры. И слышу вроде как банальные и простые вещи, но понимаю, что эти вещи никто не делает. Собираю эту информацию. Дальше буду распространять эту информацию по водителям, буду писать об этом посты, делать видео. Будем снимать рекламные ролики о том, как дела обстоят в обычных такси и как — в Veterano Cab. И таким образом мы хотим не просто зайти на рынок такси, мы хотим его изменить.

В вашем такси могут работать только ветераны?

Нет, это стереотип. Владельцы Veterano Cab — это ветераны, а работать могут все без исключения. И пассажирами могут быть не только ветераны. Я недавно вёз семью: папа, мама, маленькая дочка и бабушка. Папа сидел возле меня, мы с ним разговорились. Так вот он вообще не знает, что такое Veterano. Вообще. Я говорю: «Дядька, а как ты вообще о программе узнал?». А он говорит: «Да почитал в новостях, что новая служба такси, решил попробовать».

Читайте: Ольшанский: «Речь идет о глобальном перезапуске мировой финансовой системы»

А один пассажир вообще удалил Uber со смартфона прямо у меня в машине. Я ему говорю: «Подожди, не спеши, у нас сейчас с машинами не всё в порядке, мы можем ещё и не приехать». Мало пока автомобилей. На данном этапе, к сожалению, есть огромный риск, что может не приехать авто, но мы всех просим проявить немного терпения, потому что это процесс. Заходите на App Store, Play Market, везде есть приложения, постоянно обновляются.

Фото: Макс Требухов

Пока что это только Киев?

Только Киев, но у нас есть амбициозные планы. Наш проект подразумевает франшизу, причём очень доступную, правильную, и, в принципе, любой человек может стать нашим представителем в любом городе. 

Какие машины у вас?

Машины до 2000 года не принимаются, но, снова-таки, индивидуальный подход. Если она ухожена, в хорошем состоянии, то без вопросов. «Ланосов» у нас не будет. Плюс любые «ушатанные» машины тоже брать не будем, вне зависимости от года, потому что можно и Hyundai «ушатать» 2015 года за несколько лет в такой хлам, что в него даже сесть нельзя будет.

Что такое Veterano Energy?

Это молодая компания, которая занимается установкой солнечных батарей на предприятиях. Работают с большими сельскохозяйственными и промышленными компаниями, которые хотят быть энергонезависимыми. В принципе, батарею можно и на частный дом установить, но ребятам выгоднее брать большие заказы.

Как открыть свою кофейню Veterano, что для этого нужно?

Обязательных условий нету, самое главное – мотивация. Минимальная сумма для кофейни — хотя бы тысяч 50 гривен на старте. Для ресторана 1,5 миллиона гривен минимум, и то не хватит.

Я вообще не распространяю формат франшизы, я этот формат не продаю, нигде об этом не говорю. Каждый, кто открылся под нашим брендом, это человек, который сам пришёл, сам захотел, прошёл моё собеседование, я увидел, что он мотивирован, что он будет работать, что он отвечает тем принципам, которые пропагандирует наша компания, и только после этого он может рассчитывать на то, что получит бренд. За бренд мы берем с кофейников 500 гривен в месяц.

500 гривен — это совсем ничего. Благотворительный проект.

Мне все бизнесмены так и говорят: не называй это франшизой. 

Какой-то процент заработков отчисляется, я так понимаю, в благотворительный фонд?

У нас есть проект «День народження дитини загиблого Героя». 10% от прибыли с каждого проекта направляется на детей погибших ребят. Мы покупаем им крутые подарки на день рождения: всякие телефоны, ноутбуки, велосепеды. Стараемся подарить такой подарок, который бы папа подарил.

Фото: Макс Требухов

Многим вы отказываете в работе под брендом Veterano?

Очень многим. Один из десяти получает франшизу, в лучшем случае. Главное — чтобы была мотивация работать.

То есть, если человек пришёл с мешком денег…

Приходили с мешком денег не ветераны, а коммерсы. Пиццерию хотели. Говорили: «Сколько надо? 30 тысяч, 40, 50– мы всё дадим». Но мы так не работаем. У нас каждый владелец бизнеса должен быть ветераном. Кто у него работает – это его дело, потому что не всегда можно найти сотрудника-ветерана. И обязательно должна быть мотивация, желание развиваться, расти над собой и оказывать качественную услугу. Иметь возможность самореализоваться через бизнес, заработав при этом себе репутацию и авторитет.

Андрій Яніцький
, редактор економічного відділу LB.ua

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.