Игорь Палица зачистил сайт Обозреватель или как Obozrevatel.com справку по Палице удалил

Top-bit

Очередная зачистка прошла на сайте Обозреватель Миши Бродского. По видимому, материал SKELET-info чем-то не угодил господину Палице, который ныне находится в крайне не определенном, если не сказать неловком, положении.

Уважаемый Игорь Палица, по-видимому, не знал, что любое удаление с Обоза ведет к еще большему распространению статьи. 9 января 2018 года в 12:46 на сайте Обозреватель появилась статья «Бурштиновий губернатор»: як Палиця і Коломойський дерибанять Україну». Ссылка: https://www.obozrevatel.com/ukr/crime/burshtinovij-gubernator-yak-palitsya-i-kolomojskij-deribanyat-ukrainu.htm

Это был перевод на украинский язык справки с сайта SKELET-info, которая в оригинале называлась «Игорь Палица: подельник нефтяных афер Коломойского».

Статья представляет собой компиляцию из биографических данных по Игорю Палице, его связи и имеющийся в открытом доступе компромат.

На момент удаления статьи с сайта Обозреватель её просмотрело 3,3 тыс. человек.

Сейчас статья доступна только в Google-кэш: https://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:5OeUt_x0a98J:https://www.obozrevatel.com/ukr/crime/burshtinovij-gubernator-yak-palitsya-i-kolomojskij-deribanyat-ukrainu.htm+&cd=1&hl=ru&ct=clnk&gl=ru

SKELET-info не известна причина, по которой Обозреватель мог удалить публикацию с сайта. Однако по опыту можем предположить, что инцидент был создан в качестве «рекламно-маркетинговой» услуги в виде оплаты за нераспространение статьи. Отметим, что блок темы и удаление на сайте Obozrevatel.com обходится в $5000 плюс помесячная оплата в $2500.

За ширмами патриотизма и профессионализма в Украине традиционно прячутся негодяи и коррупционеры. Одним из них является волынский губернатор Игорь Палица, который очень старается, чтобы никто не вспомнил про его прошлые махинации на посту главы «Укрнафты» или в кресле одесского губернатора, обошедшиеся государству в миллиарды гривен. Миллиарды, которые перетекали на счета и без того сверхбогатых хозяев группы «Приват», которым Палица продолжает верно служить до сих пор. За что вот уже в который раз стал жертвой войны между олигархами Коломойским и Порошенко.
Игорь Палица
Впрочем, Игорь Палица и сам давно живет не на одну зарплату. Его семья живет в Швейцарии, а сам обладает капиталом, оцениваемы в 102 миллиона долларов – не считая своей доли в тех фирмах, участие в которых он упорно отрицает…

Цирк и НПЗ

Палица Игорь Петрович родился 10 декабря 1972 года в Луцке. Он никогда не рассказывал о своих родителях, и на то имеются веские причины. По данным SKELET-info, слишком уж много неудобных вопросов возникает, когда в отполированной биографии «эффективного нефтяного менеджера» появляются лишние подробности.

Согласно официальному «житию» нынешнего «янтарного губернатора», в 1989-м году он поступил в Луцкий педагогический университет (ныне – Волынский национальный университет), на исторический факультет – прекрасный выбор для того, кто не блистал в других науках. Не имея никаких физических недостатков, Игорь Палица, тем не менее, успешно «откосил» от службы в армии (разумеется, в педвузе военной кафедры не было), и можно лишь догадываться, кто ему в этом помог. А в 1993 году, еще учась в институте (или просто числясь там), он «начал поднимать нефтяной бизнес Украины» (из его биографии), якобы со своими однокурсниками открыв украино-латвийское СП «Мавекс-Л». И стал директором этого предприятия, занимавшегося продажами бензина.

Что ж, давайте углубимся в подробности. Во-первых, в 90-е СП «Мавекс-Л» представляло собою небольшую сеть АЗС, торговавших российским бензином, через хитрую схему поставлявшегося в Украину латвийскими фирмами-посредниками. При этом «латвийскими» они были всего лишь по месту регистрации – а Латвия давала приют любым аферистам, вплоть до международных мафиози. Во-вторых, автозаправочный бизнес в 90-х находилась в руках либо ОПГ (заправки – любимая тема «братвы»), либо местных чиновников с очень большими связями, и вести его без их «крыши» или прямого участия было невозможно. В-третьих, СП «Мавекс-Л» практически являлось семейным бизнесом: когда в 2003 году Игорь Петрович перешел на работу в «Укрнафту», то его директорское кресло в «Мавекс-Л» перешло к его отцу. Источники SKELET-info утверждают, что папа-Палица был вовсе не каким-то там Фунтом, а реальным основателем и владельцем предприятия. Ну а в-четвертых, это именно Петр Палица ставил свои подписи на договорах продажи АЗС «Мавекс-Л» госкомпании «Укрнафта», что было частью грандиозной аферы «Привата». Напомним, что в 2005 году «Укрнафта», контролируемая «Приватом» и возглавляемая Игорем Палицей, осуществила аферу по покупке (за государственные средства) 68 АЗС по завышенной в разы цене. Среди них были и 12 АЗС «Мавекс-Л», которые Палица-отец «толкнул» Палице-сыну, положив в карман 90 миллионов гривен.

Но как же Палицы оказались в числе людей Коломойского? Это тоже очень интересная и полная загадок история! В 1997 году, согласно биографии Игоря Палицы, он стал вести совместный бизнес с «английским бизнесменом Майклом Уотфордом», владельцем компании «Watford Group». В ходе чего дипломированный историк Игорь Палица стал коммерческим директором и членом правления готовившегося к приватизации Надвирнянского нефтеперерабатывающего завода, преобразовавшего в ОАО «Нефтехимик Прикарпатья». Было очевидно, что между господином Уотфордом и семейством Палиц тогда существовали весьма тесные отношения. И тогда еще никто не афишировал, что британский бизнесмен Майкл Уотфорд ранее являлся советским гражданином Михаилом Толстошеей, бывшим работником «Союзгосцирка», судимым за мошенничество с чеками Внешпосылторга, и эмигрировавшим затем за границу. За границей Михаил Толстошея разжился британским гражданством, женился и сменил фамилию, а затем бывшего циркача вновь потянуло обратно на родину – делать бизнес на нефтяных схемах и приватизации. Через эти схемы он и вышел на волынских «заправщиков» Игоря и Петра Палиц. У них были наработанные связи, они хорошо знали подноготную своего региона, а у Майкла Уотфорда был имидж «британского инвестора». К 1999 году он уже смог приобрести 12% акций ОАО «Нефтехимик Прикарпатья».

 

Майкл Уотфорд, он же Михаил Толстошея

Однако в конце 90-х в регион вошла группа «Приват» Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова, также имевшая интерес к тамошним НПЗ (Дрогобычевскому «Галичина» и Надвирнянскому). «Приват» действовал, как всегда, нагло, нахрапом, с традиционной «хуцпой» — и если Майкл Уотфорд с Палицами подбивал клинья к Надвирнянскому НПЗ несколько лет, то Коломойского понадобилось всего лишь несколько месяцев, чтобы туда вломиться. Более того, вскоре отец и сын Палицы встали на сторону Коломойского – то ли перебежали к нему сами, почуяв более богатого и влиятельного «партнера», то ли были им соблазнены и куплены. Первый вариант более реалистичен, потому что обычно Коломойский не жаловал купленных им людишек, и выбрасывал их как презервативы – а вот Игоря Палицу он, напротив, поднял и сделал одним из своих доверенных «приказчиков».

 

Игорь Коломойский. Ну кто ж его не знает?!

Итак, в 1999 году «Watford Group» и «Приват» (по 50%) учредили компанию «Watford Petroleum Ukraine Holdings Limited» (кипрский оффшор). Её следующим шагом была афера по «прихватизации» 30% пакета ОАО «Нефтехимик Прикарпатья» — из числа акций, остававшихся во владении государства. Афера, удавшаяся благодаря коррумпированному чиновнику Владимиру Кузнецову (другом семьи Валерия Пустовойтенко), который во второй половине 90-х возглавил «Госинвест Украины». Путем хитрой комбинации Кузнецов добился передачи 30% акций ОАО «Нефтехимик Прикарпатья» в управление «Watford Petroleum Ukraine Holdings Limited» — в благодарность за «инвестиции». А договор был так хитро составлен, что вскоре эти акции стали собственностью оффшора.

Хроника «прихватизации» ОАО «Нефтехимик Прикарпатья»

В ходе этой махинации Игорь Палица поднялся по карьерной лестнице до председателя правления ОАО «Нефтехимик Прикарпатья». Но он был обязан этому не столько своей ролью в ограблении государства, сколько помощью «Привату» в следующей афере: выдавливанию Майкла Уотфорда из числа совладельцев ОАО «Нефтехимик Прикарпатья». Это было сделано путем нахального мошенничества в стиле Коломойского. Сначала через банковские счета «Watford Petroleum» были пропущены туда-сюда 700 миллионов долларов – по такой схеме, чтобы Миша Толстошея оказался должен своей родной британской налоговой службе около 100 миллионов фунтов. Таких денег у него не оказалось – и суровое британское правосудие наложило арест на его активы. Но при этом получилось, что акции АО «Нефтехимик» были непонятным образом были выведены из владения совместной компании «Watford Petroleum» — то есть не были арестованы, и оказались в единоличном владении «Привата». Более того, оказалось, что «Watford Petroleum» умудрился еще взять кредит у «Приватбанка» — что еще больше усугубило положение Майкла Уотфорда. Словом, несмотря на все его попытки вернуть свою долю, он безнадежно проиграл войну против Коломойского, длившуюся несколько лет. И уж понятно, что данная афера никак не могла состояться без участия главы правления АО «Нефтехимик» Игоря Палицы.

Сергей Шекланов

Интересный факт: еще одним фигурантом той аферы был российский бизнесмен Сергей Шекланов (ныне он совладелец банка «БТА-Казань», тесть одного из топ-менеджеров «Газпромбанка»), являющийся давним и близким, хотя и малоизвестным публике партером Игоря Коломойского. Можно даже сказать, что Шекланов – это самый надежный российский бизнес-партнер Коломойского, участник многих его «комбинаций». Так, в 2003-2005 г.г. Коломойский и Шекланов «отжали» у гражданина Израиля Моше Шахара компанию «Teamtrend Limited», став её совладельцами. А в 2014 году эта компания была основной в мошеннической схеме Коломойского по выводу из «Приватбанка» за границу более 2,5 миллиардов долларов. Именно это дело рассматривается Высоким судом Англии, который 20 декабря 2017 года вынес решение об аресте всех активов Игоря Коломойского.

«Укрнафта» под пятой «Привата»

Стоит заметить, что роль Игоря и Петра Палиц в вышеописанной истории была еще большей. Источники SKELET-info сообщали, что во многом благодаря именно им «Watford Group» заключила фатальный союз с «Приватом», а не с опоздавшей на раздел пирога группой бизнесменов в составе Петра Дыминского, Сергея Лагура, Степана Ивахива и ныне покойного Игоря Еремеева – позже объединившихся в группы «Континиум» и «WOG». Они успели подмять под себя Дрогобыческий НПЗ «Галичина», где «Приват» получил лишь миноритарный пакет акций, но упустили ОАО «Нефтехимик Прикарпатья» — во многим из-за Игоря Палицы и его отца Петра Палицы. С тех пор «WOG» и «Приват» стали злейшими конкурентами на нефтяном рынке Украины, а их война распространялась и на компании «Укрнафта» и «Нафтогаз», которые они старались контролировать. Война, не прекращающаяся до сих пор: так, с 2015 года люди Коломойского пытались заполучить наследство внезапно скончавшегося Еремеева (чтобы проникнуть в «WOG»), а с 2014 года Коломойский прямо конфликтовал (вплоть до оскорблений за столом совещаний) с зампредседателя правления «Нафтогаза» Андреем Пасишником, поставленного туда защищать интересы «WOG».

Но зато все эти годы Коломойский надежно удерживал контроль над «Укрнафтой», хотя владеет всего лишь 42% компании (50% + 1 акция принадлежит госкомпании «Нафтогаз»). И это стало возможным с 2003 года – когда усилиями «Привата» во главе правления «Укрнафты» был поставлен Игорь Палица, который просто принимал решения в интересах Коломойского. Даже если при этом приходилось фактически нарушать законодательство или участвовать в коррупционных аферах. Впрочем, Игорь Петрович участвовал в них не забесплатно, чего стоит только вышеупомянутая сделка по АЗС!

Игорь Палица, 2005 год

Напомним: после бензинового кризиса 2005 года, во многом спровоцированного тем же Коломойским, правительство выделило 2 миллиарда гривен на расширение сети государственных АЗС, работающих от «Укрнафты». Но ведь «Укрнафтой» руководил Игорь Палица, человек Коломойского! И вдвоем они придумали цинично-наглую комбинацию: скупить уже существующие АЗС по многократно завышенным ценам. В первую очередь они продали «Укрнафте» часть собственных АЗС: Палица – 12 заправок отцовской «Мавекс-Л», Коломойский — несколько десятков заправок дочерних фирм «Привата». Причем, продавали самые старые, убогие или стоящие в неходовых местах АЗС.

Наиболее коррупционной сделкой была перепродажа АЗС фирмы «Авиас-Плюс», непосредственно связанной с приватовской «Авиас». Сначала «Авиас-Плюс» прямо продал «Укрнафте» 12 заправок за 81,5 миллиона гривен. Затем следующие 12 АЗС «Авиас-Плюс» продал фирме-посреднице «Стронг» за 7 миллионов гривен, а та тут же перепродала из «Укрнафте» за 79 миллионов гривен! Несколько АЗС были проданы «Укрнафте» с наваром в 18 миллионов гривен через фирму «Севен-Севенти-Петролеум» Михаила Кипермана – еще одного человека Коломойского, который тогда также входил в наблюдательный совет «Укрнафты». Еще раз подчеркнем: всё это покупалось «Укрнафтой» под руководством Игоря Палицы за государственные деньги!

Игорь Палица и Михаил Киперман

Масштаб коррупционных деяний Игоря Палицы на посту главы правлений «Укранафты» вряд ли знали даже правоохранительные органы, потому что далеко не по всем эпизодам возбуждались уголовные дела, а к настоящему времени забылись и многие факты журналистских расследований. А поле для злоупотреблений у Палицы было огромное, ведь «Укранафта» занималась также добычей нефти (91 % от общей добычи в Украине) и газа (17 %), которые автоматически попадали в распоряжение «Привата».

Так, в 2007 году «Украинская правда» выяснила, что в период 2005-2006 г.г. устроила несколько аукционов по продаже добытого газа коммерческим структурам (2,3 миллиарда кубов), победителями которых стали фирмы, связанные с «Приватом». Например, ООО «Энергоальянс» (он закупил 1,2 миллиарда кубов), которое затем поставляло газ на «Днепроазот», принадлежащий группе «Приват». Или ООО «Индеко», поставлявшее газ на приватовский же Днепровский металлургический завод. При этом стоимость покупаемого ими у «Укрнафты» газа составляла всего 60-70 долларов (за 1000 кубометров), в то время как тогда Украина уже закупала российский газ по 108 долларов. Но дешевый украинский газ продавали Коломойскому, а дорогой российский поставляли населению – которому взвинтили тарифы.

Уже в конце 2005 года о махинациях в «Укрнафте» заговорила парламентская оппозиция, да и сам Игорь Палица, видимо, понимал, что рано или поздно его делишки с Коломойским могут стать предметом расследования. Поэтому в 2006 году он впервые пытался получить депутатский мандат и неприкосновенность – купив себе (недорого) место №6 в Селянской партии. Увы, партия получила на выборах всего 0,36%. В 2007 году, когда по скандальной теме АЗС было возбуждено несколько уголовных дел, Игорь Петрович успел перескочить из «Нафтогаза» в Раду по списку «НУНС» (№67), куда его пристроил координатор блока Юрий Луценко. Это вызвало у общественности недоуменные вопросы, на что Луценко, ничуть не смущаясь, заявил следующее: хорошо знакомый с теневыми схемами Игорь Палица будет бороться с коррупцией и ликвидировать схемы в нефтегазовой отрасли! Как видим, будущий министр МВД и Генпрокурор Украины уже тогда подрабатывал лоббистом коррупционеров.

Игорь Палица: подельник нефтяных афер Коломойского. ЧАСТЬ 2

Одесские схемы, австрийские отели

Хотя, с избранием народным депутатом, Игорю Палице пришлось оставить свою должность в «Укрнафте», он еще долго оказывал влияние на работу этой компании – ведь в благодарность за верность он получил от Коломойского 5% её акций. А в депутатах Палица засиделся надолго: в 2012 году еще раз получил мандат, выиграл выборы в избирательном округе № 22 (Волынская область). Однако это не мешало ему заниматься бизнесом со своим партнером и покровителем. Именно в 2012 году Палица засветился в деле о скупке Коломойским недвижимости на австрийском курорте Земмеринг в качестве совладельца компании «IBS Umwelt- und Verkehrstechnik GmbH» (25% которой он купил за год до этого).

Но вот грянул Евромайдан, сменилась власть, Игорь Коломойский внезапно вообще стал чуть ли ни первым человеком в Украине – и в мае 2014 года, указом и.о. президента-спикера Александра Турчинова, Игорь Палица был назначен губернатором Одесской области. SKELET-info было очевидно, что в данном случае Одессу становится вотчиной «Привата», а Палицу назначили туда работать на интересы Коломойского – в первую очередь, вновь по нефтяным схемам. И он это сразу же подтвердил своим участием в скандальнейшей истории о «нефти Курченко» и последующем затем захвате Одесского НПЗ, в которых никак не обошлось без официального хозяина области. Собственно, это именно Палица дал формальный повод для захвата предприятия — своими заявлениями о том, что люди Курченко якобы готовятся вывезти с завода арестованную нефть, и что одна только охрана НПЗ эту нефть не защитит. И вскоре предприятие было захвачено вооруженными людьми, в действиях которых угадывалась не серьезная ЧВК (те работают четко, как ОМОН), а какой-то «тыловой добробат».

После этого захваченный Одесский НПЗ начали просто уничтожать: «Привату» не нужен конкурент его Кременчугского НПЗ. Зато особый интерес Игоря Перовича сразу же вызвали топливные терминалы портов Одесского региона. По данным журналистских расследований, губернатор Палица создал в Одессе мощную контрабандную схему, имевшую несколько уровней, самым важным из которых была перевалка нефти и нефтепродуктов для структур «Привата».

При этом Палица сменил 7 и.о. руководителей областной таможни, пока в январе 2015 года не остановился на Владимире Передерии. Тот сразу же стал частью коррупционного треугольника, куда помимо него и губернатора Палицы вошел крупнейший контрабандист региона Вадим Альперин. Но к этой схеме был причастен и председатель Государственной фискальной службы Украины Анатолий Макаренко, курировавший таможню. Именно о нём речь шла в скандальной СМС-переписке Игоря Палицы с нардепом-олигархом Виталием Хомутынником (февраль 2015), сфотографированной журналистами в сессионном зале Рады. Судя по её содержанию, Игорь Палица просил совета у опытного в таможенных схемах Хомутынника (кто сколько «берет»). Не смотря на то, что оба персонажа категорически отрицали какую-либо коррупционную составляющую их переписики, Палице пришлось давать объяснительные показания в прокуратуре – впрочем, без всяких последствий.

И всё же в мае 2015-го его сняли с должности одесского губернатора (а за несколько дней до этого слетел со своей должности и Передерий), которую освободили для Михаила Саакашвили – тогда еще считавшегося человеком Петра Порошенко.

За время своего одесского губернаторства Игорь Палица отметился в еще одном, чисто политическом, можно даже сказать в морально-этическом скандале с политическим оттенком. Речь шла о его крайне негативном отношении к беженцам и переселенцам с Донбасса, что он не скрывал, и даже подчеркивал в своих интервью. Палица заявлял, что денег на их поддержку у него нет, а если бы и были, он бы их им не дал. Что эти люди не должны рассчитывать на получение какого-то жилья и нормальной работы, что они вообще сами во всем виноваты и должны искупать это своим участием в АТО и «работой на благо Украины». Словом, всячески демонстрировал свою «донбассофобию», которая играла лишь на еще больший раскол украинского общества.

«Волынская армия» Палицы

После своего увольнения Палица ненадолго вернулся в «Укрнафту» членом наблюдательного совета, где вместе с «приватовцами» Михаилом Киперманом и Уриэлом Цви Лейбером (а также Коломойским и Боголюбовым) укрепил контроль за компанией еще на два года. И лишь в мае 2017 года «приватовцев» впервые за 14 лет крепко подвинули в составе наблюдательного совета «Укрнафты», выведя из него всех, кроме Лейбера. Это событие назвали мощной атакой «семьи» Порошенко на исконную вотчину Коломойского.

К тому времени Игорь Петрович уже вывез свою семью на ПМЖ в Женеву (вместе с родней Коломойского), где его сын Захар продолжил веселую клубную жизнь мажора.

Захар Палица (справа), всегда с бутылочкой в руке

Игорь Палица же с ноября 2015 занимал кресло губернатора Волынской области, где он сразу же занялся тремя взаимосвязанными темами. Первая – укрепление позиций его партии «УКРОП», созданной в мае 2015 года под крылом «Привата» и изображающую из себя ультрапатриотическую силу. Новый губернатор приложил немало сил (и «приватовских» денег) для успеха партии на местных выборах осенью 2015 года: в областном совете «УКРОП» получил 17 мест из 64 (26%), а затем переманил в свою фракцию еще 4 депутатов. На выборах в горсовет Луцка «УКРОП» тоже занял первое место с результатом 35,7% (15 мест из 42). При этом единственными регионами, где «УКРОП» получил такие замечательные результаты, были только Волынская (Палица) и Днепропетровская (Корбан) области.

Второй темой Игоря Палицы было создание настоящей собственной армии, в которую он превратил общественную организацию «Стражи порядка». Созданная еще в 2014 году на волне Майдана, эта организация и тогда была достаточно «мутной»: провозглашала своей целью сотрудничество с правоохранительными органами, а на деле выступала в качестве обычных «титушек». С приходом Палицы и «укропизации» региона, «Стражи порядка» стали настоящей военизированной организацией (что вообще-то запрещено законом), находящейся на полном финансовом содержании Волынской областной власти, а также фонда Игоря Палицы «Только вместе» и бизнес-структур, связанных с Игорем Коломойским. То есть теперь это была уже не общественная организация, а частное силовое формирование Палицы. И первым делом «Стражи порядка» начали запугивать луцких общественных активистов и журналистов, неподконтрольных губернатору, а также устраивали нападения на акции протеста.

Третьей, самой жирной темой Игоря Палицы, стал янтарь. Его нелегальная добыча стала настоящей бедой не только Волыни, но и соседних областей: как говорится, хрен с теми недоимками в бюджет, но ведь «черные старатели» просто варварски уничтожают окружающую среду, превращая леса в мертвые болота. Новый губернатор вначале провозгласил им войну – и для человека, обличенного властью, огромными связями и собственной армией, это было вполне реально. Но что сделал Игорь Палица на самом деле? Он просто попытался подмять всю добычу янтаря (легальную и нелегальную) под себя. Для этого контролируемый им Волынской облсовет создал коммунальное предприятие «Волыньприродресурс», получившее от Государственной службы геологии и недр разрешения на добычу в области янтаря (на 51 000 га), а также торфа и меди. Монополизировав, таким образом, право на добычу на самых богатых месторождениях, сам «Волыньприродресурс» осуществлять его не спешил, оставаясь предприятием в основном на бумаге. Тут и появилась у SKELET-info информация, что Игорь Палица создал его лишь с двумя целями. Во-первых, заключить договоры на работы с теми фирмами-добытчиками, чьи владельцы согласятся лечь под губернатора и его «УКРОП» (вносить деньги в партийную кассу). Во-вторых, пропускать через себя и отмывать янтарь, добытый «черными старателями», отбирая у них значительную часть дохода. Всех же несогласных Палица собрался нещадно давить — изображая борьбу с нелегальной добычей.

Однако янтарные схемы Палицы не заработали по причине вмешательства Генпрокуратуры: делом лично занимался Юрий Луценко, который, похоже, ведет войну с «Приватом» в интересах Порошенко. Генпрокуратура объявила полученные «Волыньприродресурсом» разрешения поддельными и открыла по этому поводу уголовное производство № 42017000000000805.

Данная неудача может иметь для Игоря Палицы довольно неприятные политические последствия. Ведь янтарные деньги должны были поддержать не только областную организацию «УКРОП», но и сделать её стартовой площадкой для участия партии в будущих парламентских выборах. Теперь партийное строительство Палицы, уже не имеющего прежних нефтяных доходов и не получивших ожидаемых янтарных, может забуксовать. А тем временем в декабре в Украину вернулся Геннадий Корбан – лидер днепропетровского «УКРОПа», находящийся не в лучших отношениях со своим волынским соратником Палицей. Его возвращение сулит Палице нежеланными партийными проблемами. Если Корбан будет продолжать проект «УКРОП», то он может захотеть «поставить на место» Игоря Палицу. Если же Коробан и Филатов, отойдя от Коломойского, создадут на базе днепропетровского «УКРОПа» новый проект, то Палица останется со своей областной организацией лишь осколком прежней партии – вряд ли имеющей перспективу на парламентских выборах. Зато сам Палица с каждым днем имеет всё большую перспективу вновь стать экс-губернатором.

По материалам — skelet-info.org

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.